Жизнь после бариатрической операции, год радостей и разочарований.

24 февраля 2017 - Администратор
Жизнь после бариатрической операции, год радостей и разочарований.

Даже несмотря на ушедшие килограммы и значительное улучшение здоровья, некоторые пациенты утверждают, что не чувствуют перемен в жизни, на которые рассчитывали.

11 октября 2015 года очень тучные мужчина средних лет и молодая женщина ощущали одинаковый ком в горле. Уже завтра им предстояла серьезная операция.

Станет это началом новой жизни или окажется ужасной ошибкой?

Они не были знакомы, просто записались друг за другом к одному и тому же хирургу в Госпитале Мичигана на бариатрическую операцию. Им обоим должны были удалить большую часть желудка и изменить расположение тонкой кишки. Почти наверняка они избавятся от большей части лишнего веса.

Около 200 тысяч американцев ежегодно делают бариатрические операции. Но гораздо больше людей - почти 24 миллиона, нуждаются в таком лечении. И многие из них сомневаются прибегать ли к такому радикальному методу, несмотря на то, что в настоящее время это практически единственный способ навсегда избавиться от лишнего веса.

Большинство людей считают, что после операции худеют только за счет того, что не могут много есть, но ученые выяснили, что уменьшение желудка меняет физиологию пациента, меняя активность тысяч генов и сложных гормональных сигналов, поступающих из кишечника в головной мозг. Это часто приводит к удивительным изменениям вкуса, в результате которых плитка шоколада или гамбургер просто теряют свою привлекательность. Поэтому после операции людям намного проще поддерживать здоровый вес.

В течение года я наблюдал за Китом Олешковичем и Джессикой Шапиро, программистом и студенткой, которым были сделаны бариатрические операции. Я видел какие перемены происходят с ними со дня операции.

Бариатрическая хирургия набирает популярность, по мере того, как ожирение ухудшает здоровье миллионов американцев. После операции меняется не только тело и внешний вид пациентов, меняются их жизни: отношение к себе, к близким, к коллегам по работе и членам семьи.

После исчезновения лишних килограммов общество начинает жестко оценивать этих людей. Кит и Джессика, два обычных американца, пережили необычный опыт, который принес обоим как радости, так и разочарования.

Джессике 22 года, она живет с мамой и бабушкой, учится в колледже и подрабатывает в пекарне. При росте 162 см она весит почти 134 килограмма. Ее жизнь не назовешь простой. В самолете ей требуются специальные дополнительные ремни, девушка не может обхватить руками свои колени. Она страдает от рефлюкса желудка и ночного апноэ, в результате чего ночью просыпается по семь раз в час.

Однажды доктор сказал ей: “Тебе всего 22, а тело старухи”.
Еще хуже было ежедневно жить жизнью толстяка в современном обществе. Она ни разу не была на свидании и никогда не ощущала к себе интереса со стороны мужчин. Каждый незнакомец считал своим долгом рассказать ей о правильном питании. Плюс ко всему постоянные унижения, как например в парке развлечений, куда она однажды пошла с друзьями. Смотритель аттракционов сказал закрыть страховочный поручень, а Джессика не смогла натянуть его на свой живот, из-за чего ее не пустили кататься и при всех выставили вон.

“Каждый день моей жизни я осознавала то, насколько я толстая”, сказала мне Джессика, потягивая воду в Старбаксе, недалеко от ее дома.

Она пробовала худеть при помощи различных диет и программ, но желание есть было, как желание дышать, когда задерживаешь дыхание,  ей никогда не удавалось устоять. Ученые говорят, что это действительно сильная тяга, и тем, кто никогда не испытывал подобное, бывает сложно понять тучных людей.

“Это настоящая физическая потребность”, говорит Джессика, “Это не тоска и не мимолетное желание, это такой голод, который будто когтями разрывает тебя изнутри”.

“Операция - мой последний шанс”, сказала она.

Жизнь Кита отличается. Ему 40, он женат, растит сына подростка и работает программистом в крупной автомобильной компании. Его жена Криста 2 года назад уже сделала бариатрическую операцию, после девяти лет раздумий. Она сбросила 65 килограмм и почувствовала что жизнь изменилась.

Старший брат Кита тоже перенес бариатрическую операцию 16 лет назад, еще в то время, когда большинство хирургов делали операции открытым способом, а не лапароскопическим, как сегодня. Частота серьезных осложнений в те времена была несравнимо выше, чем сейчас, и даже риск смерти в первый год после операции был около 4%, что неприемлемо в наши дни.

 “Это были не лучшие времена”, говорит доктор Амир Гафери, бариатрический хирург Университета Мичигана. В настоящее время риск смерти в первый год после бариатрических операций  0,1%, что меньше чем после удаления желчного пузыря.

Кит весил 170 килограммов при росте около 180 см, он не был таким толстым как его старший брат, но имел массу физических и медицинских проблем. Он нерешительно перечислил только некоторые из них: боль в суставах, трудности при ходьбе и движениях, неспособность самостоятельно завязать шнурки, ночное апноэ такой степени, что приходится использовать специальный аппарат, нагнетающий воздух в легкие во время сна, ну и, конечно, повышенное давление.

В разное время он сбрасывал по 5, 10, 15 и даже 20 килограмм при помощи разнообразных диет. Но каждый раз голод оказывался сильнее и лишний вес возвращался.

“Я перепробовал все что только можно”, говорит Кит.

Кит часто переживал. Конечно, мужчине не так тяжело быть толстым, как женщине. Ученые выяснили, что в нашем обществе женщины чаще страдают от предубеждений связанных с лишним весом. И тем не менее, Кит пережил много унижений.

В детстве его дразнили и он настолько стеснялся своего тела, что никогда не переодевался в спортзал. Он надевал шорты и футболку под обычную школьную форму и после физкультуры весь день ходил в них не снимая. И точно так же, как и Джессика, однажды опозорился в парке аттракционов.

Теперь ему предстояло принять непростое решение об операции. Это серьезный шаг, решившись на который обратного пути не будет.

Последней каплей, заставившей Кита принять окончательное решение, стал его сын. “Я не хочу чтобы ты умер”, сказал он ему однажды, играя в видеоигры. “Нам надо что-то делать, пап”.

Операция

К решающей дате 12 октября 2015, на которую им обоим были назначены операции, Кит и Джессика готовились несколько месяцев.

Они прошли множество медицинских и психологических исследований, включая несколько занятий на которых подробно обсуждалось что им придется пережить, чего ждать от операции и как питаться после нее.

Они узнали что шунтирование желудка, которое им предстоит (шунтирование, а также рукавная гастропластика (sleeve) считаются основными бариатрическими операциями) приводит к нарушению всасывания некоторых витаминов и минералов. Им придется принимать витамины на протяжении всей оставшейся жизни. А поскольку в результате перекраивания кишечника, сахар будет всасываться очень быстро, то стоит быть крайне осторожными при употреблении сладостей, из-за возможности возникновения демпинг-синдрома, который проявляется рвотой, слабостью и избыточным потоотделением.

За две недели до операции Киту и Джессике была назначена жидкая высокобелковая диета, для уменьшения размеров печени. Люди, страдающие ожирением, как правило имеют очень большую печень, которая мешает хирургам во время операции.

За день до операции Джессика зашла на кухню, чтобы приготовить себе очередной белковый  коктейль со вкусом манго. Пахло отвратительно. Она с трудом заставила себя его выпить. “Больше не могу”, сказала Джессика.

В 6.30 утра в день операции медсестра и ассистент хирурга отвезли Джессику  в операционную на специальной широкой каталке. Там они помогли ей перебраться на операционный стол, который был опущен максимально низко, поскольку у тучных пациентов живот возвышается как купол.

Хирург, доктор Оливер Варбан начал накачивать живот Джессики диоксидом углерода, чтобы создать в брюшной полости побольше места для манипуляций. После чего он сделал 7 маленьких надрезов, сквозь которые ввел в живот специальные инструменты: небольшую лампу, зеркала, щипцы и камеру, изображение с которой воспроизводилось на большой экран. На экране были видны блестящие золотые пузырьки жира, которые выглядели на удивление очень красиво.

Доктор Варбан использовал инструмент, напоминающий ракетку для настольного тенниса, чтобы отодвинуть печень Джессики и добраться до желудка. Кишечник был прикрыт жиром, который доктор также  отодвинул при помощи специального инструмента.

Казалось, что нет ничего проще, чем просто отрезать этот лишний жир. Но доктор сказал, что этого делать нельзя, поскольку может начаться серьезное кровотечение. Дело в том, что жир пронизан миллионом кровеносных сосудов.

Хирург отрезал большую часть розового, здорового желудка девушки, оставив мешочек размером с куриное яйцо. Он ушил желудок особым инструментом, похожим на ножницы, оставляющие за собой ряд специальных скрепок, после чего нашел верхнюю часть тонкой кишки и соединил ее с новым желудочком.

Пару часов спустя операция закончилась и настала очередь Кита. Операция была точно такая же, а вот жир выглядел иначе. Более желтый и комковатый. И его было намного больше, все органы буквально утопали в жире. Доктор Варбан сказал, что мужчины более склонны к формированию абдоминального ожирения, их жир скользкий и его сложнее захватить лапароскопическими инструментами.

Джессика и Кит провели в клинике пару дней, после чего были выписаны, с указанием придерживаться жидкой диеты на протяжение двух недель, после чего начинать постепенно переходить к твердой пище.

Джессика не ожидала боли. Вернувшись домой и восстанавливаясь после операции она переживала, не совершила ли ошибку. Однажды она села и заплакала. “Состояние было, как после необдуманной покупки”, сказала она. “Я думала “Что я сделала со своим телом”, теперь ведь нельзя все вернуть обратно”.

Совершенствование техники

Годами хирурги считали, что бариатрические операции работают за счет уменьшения объема желудка, в котором просто не помещается много еды. А после таких операций, как шунтирование желудка, нарушается всасывание пищи. Естественно человек худеет.

Но не все так однозначно.

Бандажирование желудка, наиболее простая бариатрическая операция при которой ограничивается объем желудка, вначале получила широкое распространение, но быстро впала в немилость из-за нестойкости эффекта, который, кроме того, всегда хуже, чем после других операций. Этот метод продолжает использоваться, но его доля составляет не более 5 - 7% всех проводимых операций.

На недавней встрече бариатрических хирургов в Мичигане один из докторов попросил поднять руки тех врачей, кто откажет пациенту в бандажировании желудка, даже если тот будет уговаривать. Руки подняли абсолютно все.

Доктор Варбан говорит, что в настоящее время наиболее частая операция с участием желудочного бандажа - это его удаление.

Даже оставив бандажирование желудка за кадром, уже не кажется верным утверждение, что шунтирование желудка и гастропластика работают чисто механически, ограничивая количество потребляемой пищи.

Доктор психологии и профессор хирургии Университета Мичигана Рэнди Силей говорит о том, что закрыв человеку рот, мы, конечно, вынудим его есть меньше. Но он задает риторический вопрос: “Если я завяжу вам рот, ваш голод станет меньше или больше?”.

Но пациенты после шунтирования желудка и гастропластики говорят об отсутствии чувства голода и исчезновении нестерпимого желания что-нибудь съесть. Еще удивительнее, что изменяются даже вкусовые предпочтения.

Доктор Ли Каплан, изучающий ожирение в Главном Госпитале Массачусетса, рассказал о пациенте, который спросил его после операции: “А вы уверены, что сделали операцию на желудке, а не на моем мозге. Еда больше не привлекает меня”.

Другой пациент, который обожал сладкое, после операции сказал: “Теперь я люблю салат”.

Доктор Джастин Димик, бариатрический хирург Университета Мичигана, вспомнил о пациентке, похудевшей после операции почти на 100 кг, которая описывала свои ощущения от арахисового масла до операции как “оргазм внутри головы”. После операции она говорит: “Это всего лишь арахисовое масло. Ничего особенного”.

Исследования подтверждают наблюдения врачей. И пациенты, и грызуны, которые подвергались бариатрическим операциям оказывались очень чувствительны к сладкому: рецепторы на их языке реагировали на минимальные количества глюкозы.

Исследования и истории пациентов доказывают, что работает не только ограничение количества пищи. Шунтирование желудка и гастропластика заставляют тело “перестать хотеть есть”, считает доктор Каплан.

Но как?

Некоторые ученые, включая докторов Силей и Каплан, ищут ответы оперируя тучных мышей и крыс.

“Очень быстро стало понятно, что грызуны худеют после операций точно так же как и люди. И это замечательно”, говорит доктор Силей. Меняется вес животных и точно также как и у пациентов, меняются их вкусы.

Так например, доктор Силей сделал одним животным точно такую же операцию как делают людям, а другим, для контроля, другую, не настоящую операцию: просто разрезал и зашил живот. Грызуны, которым была проведена бариатрическая операция потеряли большую часть лишнего веса и больше не толстели. Затем всех грызунов посадили на одинаковую диету и все они еще похудели. Через три недели животным позволили есть столько, сколько они хотят. Грызуны с фиктивной операцией если до тех пор, пока не вернулись к первоначальному весу. А животные, которым проводилась настоящая бариатрическая операция ели лишь до достижения послеоперационного веса.

“Хирурги часто говорят о том, что операция это лишь инструмент. Вы должны будете следовать всем послеоперационным рекомендациям”, говорит доктор Силей. Операция работает только при соблюдении диеты и программы физической нагрузки.

“Крысы не знали, что операция это инструмент, они не знали, что нужно что-то менять. Но они естественным образом поменяли свое отношение к еде”.

Три месяца спустя

Вес Джессики сразу после операции снижался очень быстро, затем темпы немного замедлились и к январю общая потеря веса составила около 30 килограммов.

Это уже заметно. Она стала двигаться живее и встретила меня одетая в платье с эластичным поясом. “Смотри, у меня теперь есть талия”, воскликнула она.

Цель врача Джессики,достичь веса не более 80 килограммов. Это рассчитано при помощи специальной базы данных, в которую занесены сведения о более чем 70 000 бариатрических операций, проведенных 80 хирургами Мичигана. Используя этот калькулятор врач может предположить сколько будет весить женщина такого же веса и возраста как Джессика, через год после операции, когда избавится практически от всех лишних килограммов.

Но ее личная цель, весить около 60 килограммов, и она планирует при помощи диеты добиться того, чего не сможет ей дать операция.

Доктор Варбан говорит, что практически все пациенты дают себе такие обеты, но мало кто реально может достичь поставленных целей. Операция помогает существенно снизить вес, но дальнейшее похудение дается также непросто, как и до операции.

Сейчас Джессика не испытывает такой тяги к еде, как раньше; иногда она замечает, что просто забывает поесть. Она не считает калории и специально не сидит на диете, но ее вес продолжает уменьшаться. Иногда голод чувствуется, но быстро приходит чувство насыщения.

Почти ничего не изменилось в ее жизни.

Она вернулась к занятиям в колледже, после того как пропустила почти семестр и ее дни “такие же как раньше”. “Я хожу на занятия и делаю домашние задания. В те дни когда я не учусь, позволяю себе встать попозже, смотрю сериалы или читаю книги ночью, иногда с полуночи и до пяти утра”.

Она знает что похудела, но говорит:”Я пока не заметила каких-то грандиозных изменений. Я смотрюсь в зеркало и все еще вижу там толстуху”.

Кит к январю похудел на 36 килограммов, его апноэ исчезло, он больше не храпит. Артериальное давление пришло в норму еще до выписки из клиники и с тех пор больше не поднималось, тогда как  до операции ему приходилось ежедневно пить два препарата, чтобы его контролировать.

Он похудел на 10 размеров - с 48 до 58. Даже размер ноги стал меньше. Исчезла боль в коленях.

Изменились и привычки в питании.

“Раньше я любил пиццу как сумасшедший”, говорит Кит. Больше она его не интересует. Слишком жирная, слишком тяжелая.  Тоже самое с бургерами, которые он так любил в прошлом. Однажды по пути с работы домой он по привычке купил несколько штук. Запах показался каким-то не аппетитным. Попробовав кусочек, Кит понял что вкус ему тоже не нравится. “Мне больше не интересны бургеры”, сказал Кит.

Но также как и Джессика, Кит продолжает считать себя толстым.

Кит понимает, что должен заниматься спортом, хотя ему никогда не нравилось это занятие. Солнечным январским утром, я пошел вместе с ним в спортзал. Он встал на беговую дорожку и прошел 3 километра со скоростью около 5 кмч. К концу он вспотел и тяжело дышал. Но до операции он не мог пройти и половины такого расстояния с вдвое меньшей скоростью.

Кит не переодевался в спортзале, а занимался в джинсах (которые теперь сидели очень свободно) и обычной футболке. По дороге домой я спросил его, почему он не надевает спортивный костюм. Оказывается это старая привычка, еще со школы, когда он стеснялся своего тела. В глубине души Кит все еще оставался толстым.

“Жир у меня в мозгах”, сказал он.

Восемь месяцев спустя

Однажды в июне Джессика пришла в пекарню, где подрабатывала до операции. Она похудела на 40 килограммов с первоначальных 130. Теперь у нее короткие волосы, которые она подвязала блестящим черным платком.

Джессика заказала индейку и сырный сендвич, детский йогурт и бутылку воды. Она ела медленно, как будто совсем не испытывала голода.

По мере того, как уходили килограммы, Джессика становилась смелее.

Даже зарегистрировалась на одном из сайтов знакомств и опубликовала там пару селфи, которые быстро набрали 30 лайков. Ей даже прислали несколько сообщений. Однако через шесть часов она полностью удалила страницу.

“Это было странно и совершенно не мое”. Ей стало не по себе, когда один парень написал “Хочешь поразвлечься”, а другой, сначала показавшийся нормальным , начал говорить о сексе.

Тем не менее этот опыт несомненно проявление ее уверенности в себе.

В те же выходные я посетил Кита. Он похудел на 42 килограмма и теперь весил 125. Его вес остановился, что вызывало беспокойство, поскольку целевой вес Кита был 95 килограммов. Он сомневался, сможет ли достичь хотя бы 100.

Также как и Джессика, Кит отметил перемены в жизни. Ему удалось мульчировать весь сад за один день. До операции, по его собственным словам, на это уходило не меньше двух недель. Спина не болела, колени не воспалялись.

Его жена Криста отметила “наконец-то наши отношения стали улучшаться”. Раньше после работы он мог только лежать на диване и его невозможно было попросить о помощи. “Теперь, если я собираюсь в магазин, то часто слышу “Хочешь я пойду с тобой?”.

В одну июньскую субботу я поехал вместе с Китом и его семьей в гипермаркет. Джинсы Кита, 44 размера, стали ему велики, хотя он купил их только месяц назад. Криста и я наблюдали, как он пробует маленькие кусочки сыра, выбирая сорт “с правильным запахом”. Окружающие люди совсем не обращали на него внимания, в отличие от дней до операции, когда никто не мог спокойно смотреть на толстяка.

Сброс установок

По мнению экспертов, бариатрическая хирургия хороший компромисс. Конечно, они мечтали бы о таком методе лечения, который бы менял настройки человека, вызывая похудение, но при этом не изменял бы его анатомию.

Десять лет назад, казалось что это очень просто.

“У нас была мысль, что операция влияет на особые механизмы, которые мы можем выявить”, говорит доктор Каплан. “Если есть 10 различных механизмов, то нужно найти 10 лекарств для воздействия на них”.

Если бы!

Выяснилось, что хирургия лишнего веса полностью меняет всю взаимосвязанную систему. Не существует какого-то места в организме, которое можно настроить. Установлено, что операция немедленно меняет активность более 5000 из 22 000 генов человека.

“Вы должны воспринимать это как целую сеть”, говорит доктор Каплан. Эта сеть отвечает на сигналы окружающей среды также, как на сигналы генов. Сегодняшняя окружающая среда, вероятно, меняет первоначальные установки многих людей: их мозг настраивается на определенное количество жира в организме и противостоит диетам, предназначенным для снижения и поддержания веса.

“Операция помогает вернуть установки на место”, считает доктор Каплан.

Но операция проводится на органах пищеварения. Это говорит о том, что существуют классы сигналов, поступающих из кишечника в мозг, которые взаимодействуя между собой, контролируют чувство голода, насыщения, скорость сжигания калорий и количество жира в организме.

Одно из больших гормональных изменений происходит с желчными кислотами. Существует более 100 вариаций этих веществ, которые помогают переваривать пищу и регулируют метаболизм. Они посылают широкополосные сигналы, как телевизионные, ко всем клеткам организма способным на ответ. Относительные пропорции желчных кислот немедленно изменяются сразу после бариатрической операции.

Меняются нейроны, посылающие сигналы в головной мозг, а также белые кровяные клетки отвечающие за иммунитет. Хотя основная функция этих кровяных клеток  - борьба с болезнями, они играют важную роль в становлении веса человека, кроме всего прочего, участвуют в регуляции метаболизма.

Микробиом кишечника - тысячи штаммов бактерий пищеварительного тракта - немедленно и навсегда меняется после операции. Его взаимодействие с другими участниками сети является частью общей картины потери веса.

Для того, чтобы бариатрическая хирургия была эффективной, установки мозга, определяющего количество жира в теле человека - который доктор Каплан называет термостатом жира - должны быть запрограммированными на более высокие значения, но не сломанными.

Множество генетических мутаций способны сломать этот термостат.  Люди с такими мутациями не имеют внутреннего контроля количества жира и получают тяжелейшее ожирение. Хирургия лишнего веса не способна им помочь. Такие люди как Джессика и Кит, чьи настройки просто сбились, достигают веса при котором они все еще тучные, но способны не набирать больше без каких-либо дополнительных усилий. Операция приводит настройки к более низким значениям.

Эта упрощенная модель - когда есть лишь несколько участков сети, на которые можно воздействовать, чтобы повлиять на вес человека - только выглядит просто.

Какие-то участки сети оказываются важнее, чем другие. Они являются ведущими.

“Все что нам нужно, это выявить эти участки”, говорит доктор Каплан.

Год спустя

Этой осенью Мичиганские бариатрические хирурги собрали небольшую фокус группу из около 100 пациентов, чья операция была год назад. Они устроили опрос о том, как изменилась жизнь после операции, ожидая услышать, в основном, восторженные отзывы. Однако, ответы были иными.

“С точки зрения стороннего наблюдателя, которому не проводили операций, это странно”, говорит доктор Гафери. “Чего это ты не радуешься?”

Очень многие говорят об изменении в отношениях. Кто-то разводится или расстается с партнером. Кто-то огорчается, что теперь супруг не разделяет его взглядов, что он все еще тучный и ревнует, что упрекает: “ты не тот человек, на котором я женился”.

Кто-то боится осуждения из-за того, что сделал операцию и вынужден скрывать этот факт.

Некоторым не нравится новый внешний вид. Кто-то считает, что похудел недостаточно, кто-то не ожидал, что будет выглядеть так, как выглядит - хотя об этом рассказывалось во время предоперационной подготовки - им не нравятся большие складки лишней кожи, которые появились после потери веса. Теперь чтобы от них избавиться нужны сложные и дорогостоящие пластические операции.

С другой стороны, почти все пациенты отмечают небывалый прилив энергии и жизненных сил после операции, исчезновение болей в спине и суставах. Многим больше не нужно принимать лекарства от высокого сахара и артериального давления.

Впечатления Джессики и Кита также противоречивы.

Спустя год после операции Кит весил 128 килограммов, похудев с первоначальных 170. Он так и не достиг желанных 105 килограммов. И все меньше вероятность что он сможет их достичь.

Но он выглядит и чувствует себя лучше.

“Многие люди, с которыми я давно не виделся, не узнают меня”, говорит Кит. “У меня много сил. Это огромная разница”.

Он все еще выглядит большим и толстым. “Я думал что весь лишний вес уйдет”, говорит кит за обедом в суши-баре, “Я так надеялся”.

А еще он тоскует по своему отношению к еде. “Мне нравилось поесть. Я правда любил еду”.

Джессика похудела на 50 килограммов, ровно как и предполагалось.

“Я думала, что буду сильнее переживать из-за перемены в отношениях с едой”, сказала она.

Осенью она поступила в Восточно-Мичиганский университет, но в октябре бросила учебу, решив что выбранный курс ей не нравится и отнимает много нервов. Пока не определилась с другим курсом, Джессика подрабатывает в кафе недалеко от дома. Она все также живет с родителями.

До операции она могла сваливать свои неудачи на лишний вес. Сейчас, как она говорит “у меня больше нет оправданий”.

“Я стала меньше, но до сих пор я чувствую себя самой большой, куда бы я не пришла”.

С другой стороны, желудочный рефлюкс прошел и она даже решилась купить велосипед.

Джессика хочет сбросить еще 20 килограммов. Для начала она будет придерживаться той ужасной жидкой диеты, которую ей назначали перед операцией.

Она не покупает новую одежду и не собирается этого делать пока вес не сдвинется. Кроме того, она подумывает о пластической операции, чтобы избавиться от лишней кожи.

Джессика говорит, что хотя у нее смешанные чувства после операции и ее жизнь не изменилась, так как она рассчитывала, она, тем не менее, не сожалеет об операции.

Тем более что кое-что удалось.

Она снова пошла в парк аттракционов, откуда когда-то ее выставили с позором.

На этот раз она поместилась в кресло.

Похожие статьи:

Все не так плохо!...
Экономический урон наносимый избыточным весом и ожирением, лучше всего посчитан для Северной Америки...
Раздел хирургии, занимающийся лечением людей с избыточным весом, называется «Бариатрическая хирургия»....
ВОЗ разработала "План действий по осуществлению глобальной стратегии по профилактике неинфекционных болезней и борьбе с ними на 2008-2013 гг.", чтобы помочь тем миллионам, которые уже страдают от этих болезней, справиться с ними и предотвратить вторичные осложнения....
Ожирение, кроме прямого разрушительного воздействия на организм человека, многократно повышает вероятность развития тяжелых хронических заболеваний...

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

ИП Феденко В.В.
лицензия на осуществление медицинской деятельности
ЛО-77-01-006526 от 21.08.2013г.
приложение № ЛО-77-006526 от 21.08.2013
ИП Евдошенко В.В.
лицензия на осуществление медицинской деятельности
ЛО-77-01-014050 от 24.03.2017г.
приложение № ЛО-77-014050 от 24.03.2017г.
КОНСУЛЬТАЦИИ:
Москва
м.Каховская
Малая Юшуньская дом 3